Lemniscata
*
Слово Samhain на древнеирландском значает «конец, закат лета». Поскольку в ирландском языке буква "m" читается как звук "v", а гласная "i" смягчает следующую за ней "n", слово «Samhain» произносится как «савань» или, в современном прочтении, «саунь».

Центром праздника были Сиды (Sidhe), холмы, где обитало Племя Богини Дану (состоящее из богов, умерших королей и героев). Там они вели жизнь, полную радостей и наслаждений, неподвластную законам времени и условностям пространства. Обитатели Иного Мира (Аннуна) превосходили простых смертных мудростью, ростом и красотой, а также обладали даром прорицания и долголетием.

Племя Богини Дану владело тремя магическими дарами - Фед(т) Фиадой (заклинанием, дымкой, делающей их невидимыми), пиром бога-кузнеца Гоибниу (принимающие участие в этом пире были избавлены от старости и смерти) и чудесными поросятами Мананнана Мак Лира, вновь являющимися целыми и невредимыми наутро после пира.

В Самайн (когда Солнце входило в десятый градус Скорпиона) сиды открывались и Эс Сид — «народ сид» выходил наружу, а смертные могли попасть внутрь холмов. Таким образом, Самайн - момент открытого столкновения внешнего и потустороннего мира.

Ондин из самых главных ритуалов, совершаемых в Самайн, - разжигание священного огня "samhnag" на холмах. Ритуальный огонь непременно должен быть "новый", "живой", "чистый", то есть только что добытый. Это требование существовало не только у кельтов, но и у большинства других народов. Все другие огни (светильники, очаги в домах, костры во дворах) гасились, дабы вновь быть зажженными от нового ритуального огня. Возжигать огонь раньше жрецов было запрещено под страхом смерти.

Добывание нового огня производилось древнейшими способами - высеканием или трением. Считался священным и огонь, зажжённый ударом молнии.
Огонь из костра разносился по жилым домам с помощью факелов, где им разжигались очаги. Это происходило потому, что, подобно Бельтановскому огню (1мая), огонь Самайна защищал от беды.

Самайн характеризовался грандиозными пиршествами. Кости, оставшиеся от трапезы, приносились в жертву - бросались в огонь или зарывались в земле.

Большинство обычаев Самайна можно разделить на две большие группы. Первая - некоторое количество продовольствия откладывалось исключительного для мёртвых (обычно это были пироги). Мёртвые, как считалось, присутствовали среди живых, будучи невидимыми, и пища для мёртвых должна была оставаться нетронутой никем из живых в течении всего ритуального периода. Съесть пищу мёртвых (даже если человеку очень хотелось есть) считалось ужасным кощунством: после смерти человек, совершивший этот проступок, превращался в вечно голодного призрака, которому запрещалось есть на пире в честь Самайна вместе с остальными жителями Аннуна.

Второй вид традиций, связанных с Самайном, напротив, поощряет возвращение предложенной пищи в общество живых, таким образом укрепляя социальные связи между людьми и духами. Самый распространённый пример второй традиции - уэльсский обычай cennad y meirw ("посольство мёртвых"), подобные традиции распространены по всему кельтскому и экс-кельтскому миру. Здесь, в то время как состоятельные члены сообщества устраивают щедрые пиры в своих домах, бедняки отождествляют себя с сообществом мёртвых, и идут от двери до двери, чтобы потребовать пожертвований от имени предков. В каждом доме им дают немного пищи, которая была отложена для духов. Первоначально участники шествия надевали маски, чтобы таким образом отказаться от своих мирских социальных ролей и более убедительно представить образ мёртвых. Отказывать в пище кенадону (участнику шествия) по любой, даже уважительной причине, считалось актом непочтительности, который влёк за собой возмездие в форме разрушения собственности. Здесь видны корни происхождения "уловки" нашего современного Хэллоуина, хотя в настоящее время этот обычай в значительной степени потерял свой прежний уровень.

Согласно мифам, в течении Самайна (и даже других годовых праздников) можно было наблюдать Дикую Охоту, и люди старались держаться подальше от кладбищ и выходить на улицу, одеваясь, рядясь до неузнаваемости, что тоже перекликается с хеллоуинским переодеванием.

В Англо-Саксонских Хрониках упоминания о Дикой Охоте появляются в 1127 году:
«Много людей видело и слышало, как скакало множество всадников. Чёрные охотники были огромными и омерзительными, и все их черные псы омерзительные и с широко открытыми глазами. Они скакали на чёрных конях и чёрных козлах. Это зрелище наблюдали в парке города Питерборо , а также во всех лесах от этого города до Стэмфорда, и монахи слышали, как они трубили в рог в ту ночь. Правдивый человек, что дежурил в ту ночь, сказал, что в рога трубили двадцать или тридцать мужчин. Это видели и слышали от великого поста до пасхи».

По другой версии Гвин ап Нудд, сын богини Дану, властитель Аннона, Потустороннего Мира, на Дикой Охоте травит красноухими гончими белого оленя. Эти псы являются проводниками из верхнего мира (albio - отсюда Альбион) в нижний (dumno).
Животные белого цвета с красными ушами - характерные признаки животных потустороннего мира, например, белые красноухие коровы, дающие очень густое и пенное молоко - один из традиционных объектов спора людей и эльфов в поздних ирландских, валлийских и шотландских легендах.
Белый олень был для кельтов мистическим животным, явившимся на землю из Потустороннего мира и обладающим сверхъестественными способностями. Белый олень фигурирует в нескольких кельтских легендах.

В своей архаичной ипостаси Гвин ап Нудд представлен в поэме из Чёрной Кармартенской Книги как Бог Войны и Смерти. Здесь он выступает как древний бриттский Великий Охотник, охотящийся не за оленями, а за человеческими душами, носясь на демоническом скакуне, вместе со сворой псов из глубин Аннона, преследуя добычу, которой не суждено спастись. Он заранее знал, где и когда суждено погибнуть великим воинам.

Дикая Охота в день Калан Гаэф (первый день тёмной части года) - страшное для людей время: распахнуты Врата Аннона, ворочается Адданк змей Бездны, змей, опоясывающий мир, пожирающий свой собственный хвост, где он только ему попадается. Пожирая себя, он убивает себя и затем, извергая себя, сам себя порождает. Адданк - беспощадный круг обновления.

Раскрываются Сиды Дивного Народа, кладбища и могилы наполняются жизнью, это время страха, которого не стыдятся даже храбрецы. Сам же день Калан Гаэф не принадлежит ни году, ни времени, он вне времени, его называют "Не-день". Из северных гор, из сердца лесов Калледона и Годдеу, из скалистого ущелья, которое люди зовут Котлом Кернунна, из Бездны, под пологом туманов, под рыдающий вопль, от которого сердца мужчин теряют силу, женщины выкидывают плод, сыновья и дочери теряют чувства, а все звери лесные, земные и морские становятся бесплодными - начинается Дикая Охота.

Считается, что друиды, знавшие моменты, наиболее благоприятствующие появлению Дикой Охоты, вызывали ее сознательно. Для этого использовались специальные ритуалы и настой корня мандрагоры. Как правило, это делалось в первое полнолуние после Самайна. Вызвав Дикую Охоту, они вступали с ней в определенный ситуационно-логический поединок. Если друид оставался жив, то он занимал более высокое положение в жреческой иерархии, а также получал дополнительную магическую возможность контакта с царством мёртвых.

Самайн соединяет две половины года, тёмную и светлую, соединяет два мира - Верхний Мир людей и Сид, Иной Мир. Священные дни не входят ни в год наступающий, ни в год уходящий, это Дни Безвременья. Это праздник верховного божества, представляющего Тьму и Свет.

К 43 году НЭ римляне заявили о своем господстве в кельтских землях. Они правили там примерно 400 лет, влияя на кельтские традиции или объединяя их со своими.
Два римских праздника слились с Самайном:
Фералия – день в конце октября, в который римляне традиционно чтили память мёртвых.
День Почтения, Помоны - римской богини фруктов и деревьев. Символ Помоны – яблоко, и слияние этого праздника с Самайном, возможно, объясняет наличие множества "яблочных" поверий на Хеллоуин (например, в Корнуэлле в эту ночь было принято класть большое яблоко под подушку, чтобы увидеть суженого).

С пришествием христианства в 800-х гг., ранняя английская церковь пыталась христианизировать старые кельтские праздники. Папа Бонифаций IV назначил 1 ноября "Днем Всех Святых" для почитания святых и мучеников. Также он назвал 31 октября "Кануном Дня Всех Святых" (All Hallows' Even или All Saints' Eve) и в конечном счете Хэллоуином .

Между прочим, тыква, которая в наши дни у всех ассоциируется с Хеллоуином, не имеет ничего общего с традициями древних кельтов. Она была завезена из Америки в Европу лишь в XV или XVI веке. А вместо тыквы использовали репу или брюкву! Да, репа вообще-то плод довольно крупный, ну, помните сказку, как посадил дед репку... )) А ещё раньше, до репы, использовали черепа.
Череп, как тыква или репа, символизирует отрубленную голову Брана Благословенного, короля Корнуолла, предшественника Артура.
Светильником Джека такой фонарь из тыквы стали называть только в конце 19 века.

Согласно легенде, после войны с Ирландией, в которой Бран получил смертельную рану, он повелел после своей смерти отсечь ему голову и зарыть её на холме, где позже построили Лондонский Тауэр, чтобы британская земля не знала войн и катастроф.
В той войне были истреблены все ирландцы, но и из британского войска выжило лишь семь воинов. В течение семи лет семеро выживших остаются в Харлехе, где их развлекает голова Брана, которая продолжает говорить. Позже они уходят дальше к Гвалесу (часто идентифицируемом с Островом Грэшолм в Уэльсе), где живут в течение восьмидесяти лет, не чувствуя течения времени.

В конечном счете, один из мужчин открывает дверь владений, обращенную к Корнуоллу, и горе, случившегося с ними, возвратилось. И как было им сказано, они приносят молчащую теперь голову к «Белому Холму» (считается, что это место, где теперь стоит Лондонский Тауэр), и хоронят её лицом к Франции, чтобы отразить вторжение. Образ говорящей головы, как полагают, происходят из древнего кельтского «культа головы». Кельты считали голову «домом души».
Однако Король Артур, считавший, что Англии не нужна иная защита, кроме его и Рыцарей Круглого Стола, приказал отрыть голову Брана Благословенного. В итоге сам Король Артур был убит своим сыном Мордредом, и Круглый Стол распался.
Вороны, охраняющие Лондонский Тауэр и всю Великобританию — это птицы Брана Благословенного.
Слово "бран" переводится как "ворон".

* * * * *

"Этот древний праздник почти окончательно сошёл на нет не только потому, что молодежь перестала интересоваться им, и не потому, что люди перестали помнить о нём, но потому что это было остановлено, хранителем который утверждал, что это великое действо на холме заменилось только игрой и потеряло свой глубинный смысл."

В этот день и ночь стоит поблагодарить Богов за силу, которую они дали нам, чтобы прожить уходящий год. Это время - не траур, это время внутреннего покоя, внутренней тишины, молчания, интуиции. Только в этом состоянии можно приподнять завесу между мирами. Мы можем позвать тех, кто был нам дорог и покинул нас. Часто при приближении Самайна нас самих начинают звать с той стороны наши предки или союзники - наши прошлые воплощения.

Перед Самайном хорошо выбросить весь мусор и хлам, копившийся годами. Выметите за ворота ваши обиды и не позволяйте более никому устраивать мусорные кучи на вашем пути, мешать вам делать свое Дело, будь то самые настоящие кучи хлама или же кучи чужих проблем, аккуратно перегружаемые на ваши плечи.
_________________________________________
Использованы материалы сайтов:
SecretWood.HazeValley.ru
TimelessMyths.com
Seidr.Woods.ru
Bewitched.ru
Godsbay.ru
Celts.ru
blog.avalon-centre.com/?p=1949
white-society.org/index.php?...age&pid=107
www.druidism.ru/samhain.htm

@темы: колесо года